Наука: с прицелом на завтра

Финансирование и управление наукой нуждаются в модернизации.

Адил ИБРАЕВ, президент АО «Национальный центр научно-технической информации»

В условиях глобального экономического кризиса особое значение в Казахстане приобретает скорейшее решение задачи индустриально-инновационного развития. Ее выполнение должно вывести страну на качественно новый уровень, позволяющий уйти от сырьевого характера экономики и успешно конкурировать на мировых рынках товаров и услуг. Источником для такого рывка во всех странах, его переживших, является наука. Причем не сам процесс научного поиска и исследований, а результативность исследований и опытно-конструкторских работ. Поэтому вопрос об эффективности науки сегодня неустанно поднимает Президент Нурсултан Назарбаев и активно обсуждает отечественное научное сообщество.

Фундамент поиска

Одной из предпосылок для повышения результативности научных исследований, по мнению ученых, является достаточное и эффективное финансирование. В этом вопросе в Казахстане есть определенные подвижки. Как мы знаем, в 2011 году была проведена модернизация системы финансирования науки. Введенное в практику грантовое финансирование научных проектов приблизило нас к тому, что деньги из бюджета получают на конкурсной основе в основном те исследования, которые должны принести реальную пользу стране, в которых нуждается наша экономика. По данным АО «Национальный центр научно-технической информации», из 4 354 научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), выполненных в 2014 году, 44,7% состоялись на основе грантового финансирования. Оно было выделено по итогам конкурсов 2012–2014 и 2013–2015 годов. Вместе с тем в последние годы отмечается тенденция к снижению доли исследований, выполняемых за счет бюджетных средств. Самый низкий ее уровень наблюдался в 2014 году – всего 38% (2013 г. – 53,7%; 2012 г. – 87,1; 2011 г. – 55,4; 2010 г. – 77,5; 2009 г. – 93,1%).

За счет чего идет снижение? Как представляется, среди причин можно назвать уменьшение доли НИОКР, выполняемых в рамках научно-технических программ (НТП). Хотя во все предыдущие годы она доминировала. В 2014 году доля составила лишь 25,8%, тогда как в 2009-м за счет программно-целевого финансирования реализовалось 77% НИОКР. Низкий процент финансирования в рамках НТП – фактор, ограничивающий возможности государственного контроля над эффективностью использования бюджетных средств, выделяемых на науку, их соответствием заявленным результатам.

В разделе же научно-технических программ отмечается уменьшение числа фундаментальных НТП. Если в 2011 году наши ученые работали над 18 программами, то в 2012-м – всего над тремя, причем две программы касаются гуманитарной сферы. Не­многим лучше показатель 2014 года – всего 4 фундаментальных НТП.

Значительная часть фундаментальных исследований (60,7% зарегистрированных в 2012–2014 гг. НИОКР) осуществляется при грантовой поддержке. И здесь встает следующая проблема. Научно-технические программы, согласно Закону РК «О науке», направлены на решение масштабных, стратегических научных задач, в то время как конкурсные механизмы не гарантируют преемственности, то есть продолжения исследований в последующем. А ведь возможность продолжать работу в области фундаментальных исследований является условием достижения результата. Между тем именно фундаментальные исследования – это то поле, на котором возделываются такие культуры, как прикладная наука и инновации. Не случайно во всем мире крепнет убежденность, что создание современных технологий и успех на мировых рынках возможны лишь на базе развитой национальной фундаментальной науки.

Образно говоря, гениальные ученые вроде Герца или Менделя, ставя свои опыты, не могли в свое время предвидеть, что они приведут к таким технологическим прорывам, как телевидение или генная инженерия. Чтобы не быть голословным, приведу такой пример: в США две трети объема финансирования НИОКР приходится на бизнес, а фундаментальные исследования обеспечиваются преимущественно за счет федерального бюджета. Президент США Барак Обама объявил об увеличении финансирования «всего спектра фундаментальной науки» в два раза – в последние годы американцы достигли консенсуса относительно того, что фундаментальные исследования лежат в основе конкурентоспособности страны. То есть там понимают, что сроки государственной поддержки проектов в области фундаментальных исследований длительные – не менее 3–5 лет, а для инфраструктурных проектов – до 10 лет, причем поддержка материальной базы является комплексной.

В Казахстане в среднем за последние несколько лет соотношение фундаментальных, прикладных наук и разработок выглядит так: 36,1:63,2:0,7. В стоимостном выражении, по данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики, за 2010–2014 годы доля средств, выделенных на фундаментальные исследования, в среднем составляла 18%, на прикладные – 47,9%, на разработки – 23,1%.
В развитых странах структура затрат на НИОКР зависит от приоритетов государственной инновационной политики и степени вовлеченности в инновационный процесс частного сектора. Так, доля затрат на фундаментальные исследования в странах Западной Европы выше, чем в США и Японии. Во Франции, к примеру, доля фундаментальных исследований в расходах на НИОКР составляет более 21%, в ФРГ – 23%, тогда как в США – 16%, Японии – 15%. По опытно-конструкторским работам имеет место обратная ситуация. В Японии их доля равна 60%, в США – 63%, во Франции – 44%. В среднем в развитых странах ежегодный объем расходов на фундаментальные исследования составляет 10–20% от общих расходов на НИОКР (по всем внутренним источникам финансирования, включая предпринимательский сектор, средства вузов, некоммерческих организаций и собственные средства научных организаций).

Говоря о финансировании науки за рубежом, лауреат Нобелевской премии Жорес Алферов приводит такие данные: «В Сингапуре бюджеты даже прикладных научных институтов (Институт микроэлектроники, Институт развития средств хранения и отображения информации) на 90% состоят из государственных средств, и лишь 10% составляют отчисления от промышленности – промышленность прямо платит за то, что ей нужно сегодня, за научные разработки завтрашнего дня – платит государство».

Работать на результат

Особый интерес в системе мониторинга научных исследований представляет их результативность. Основными критериями, по которым она нами оценивалась, были публикационная и патентная активность, а также сведения о внедренных разработках.

Анализ результатов НИОКР, выполненных в рамках грантового финансирования за 2012–2014 годы (1 525 работ), показал, что работы фундаментального характера (60,7%) чаще публикуются в зарубежных изданиях, их доля составляет 90%, а в расчете на одну НИОКР публикационная активность составляет 10 единиц. По прикладным работам эти показатели несколько меньше – 80% и 8 единиц. В отечественных изданиях на одну НИР фундаментального характера приходится в среднем 21 научный труд, что почти вдвое выше, чем по прикладным (11 трудов).

Самая высокая публикационная активность в отечественных изданиях отмечается по исследованиям в области общественных наук – 32,5 ед. на 1 НИР, что выше в 2,5–3 раза, чем по остальным разделам науки. В зарубежных же рейтинговых изданиях наблюдается преимущество за публикациями в области естественных и точных наук.

Больше всего патентов приходится на результаты прикладных исследований – 48% исследований получили охранные документы. По фундаментальным исследованиям защищены результаты 15% НИР. Но в расчете на 1 НИОКР показатель патентной активности несколько выше: по фундаментальным исследованиям – 2 ед. против 1,6 ед. по прикладным. При этом результаты фундаментальных исследований защищены в основном инновационными патентами (их доля составляет более 50%), одна треть приходится на авторские свидетельства. По прикладным исследованиям также получены преимущественно инновационные патенты РК (более 60 %), но здесь гораздо выше удельный вес патентов РК и особенно зарубежных охранных документов (в 2 раза), а авторских свидетельств вдвое меньше.

В отраслевом разрезе наиболее патентуемыми являются результаты исследований в области технических и прикладных наук, по которым более половины НИОКР имеют охранные документы. Это в два раза больше, чем по естественным и точным нау­кам, а также межотраслевым проб­лемам. При этом низким остается самый важный показатель – внедрение. Доля работ, результаты которых внедрены и подтверждены актами о внедрении, составляет всего 14% – по прикладным работам, и вдвое меньше – по фундаментальным. Наибольшее количество разработок внедрено по медицине, сельскому хозяйству и экономике. Значительная часть отчетов о НИОКР, получивших грантовое финансирование, была отклонена экспертизой. По данным НЦГНТЭ, это 196 отчетов за 2012–2014 годы.

В АО «НЦНТИ» оценивалась также результативность диссертационных исследований на соискание ученой степени PhD – в 2014 году их было зарегистрировано 434. Здесь после проведенной реформы финансирования науки и системы подготовки кадров достигнут определенный уровень. Можно отметить более высокую практическую направленность научных результатов, преобладание результатов высокой степени завершенности (технология – опытный образец – препараты…) и рост патентования результатов диссертаций. Удельный вес работ с охранными документами составил 14,7 % – в среднем на одну работу получено 1,8 охранных документа. Это практически аналогично показателям по кандидатским диссертациям, защищенным в 2010 году (последний год аттестации кадров высшей квалификации по старой системе) – 14,3 % и 2,0 ед. соответственно.
Вместе с тем остаются очень низкими показатели внедрения результатов диссертационных исследований (6% в 2014 г.). Это почти в 10 раз ниже уровня внедрения по прежней системе подготовки кадров, а также ниже уровня внедрения работ, выполненных по грантам (13,6% и 6,8% по прикладным и фундаментальным исследованиям, соответственно, за 2012–2014 гг.). Причинами этого могут быть короткий срок докторантуры, не дающий ученому возможности осуществить внедрение, а главное – уход большей части защитивших докторские диссертации из сферы науки и отсутствие системы, при которой новоиспеченный доктор может продолжать свои исследования.

От идеи до внедрения продукта

Между объемом финансирования, результативностью исследований и внедрением очевидна связь. Но она находится в прямой зависимости от механизмов финансирования и контро­ля, а также от институциональной с­труктуры. Что касается последнего, то даже самый талантливый и работоспособный ученый, продуцирующий новые знания или важный продукт, не может одинаково успешно заниматься и наукой, и продвижением ее результатов в производство. Для этого должны быть задействованы соответствующие структуры и специалисты. Плюс ко всему нужно, наконец, подумать о создании опытно-производственной базы, на которой проводились бы апробация и последующее внедрение разработок.

С этой точки зрения показателен опыт Норвегии, которая добилась того, что иностранные корпорации, работающие на местном рынке, проводят локализацию своих технологий в этой стране или передают их норвежским научно-исследовательским институтам. Для этого используются различные поощрения и вознаграждения. Норвегия, таким образом. сумела создать свою национальную инновационную систему и сделать ее частью глобальной системы. Для поощрения развития НИОКР в промышленности Норвегии предусмотрена система налоговых льгот. Государство снижает налоговые вычеты на 18–20% (в зависимости от числа сотрудников компании) при аналогичных расходах на НИОКР. Правительство разработало правила передачи технологий, созданных в университетах, промышленным предприятиям. Так исследовательские институты получили возможность осваивать свои изобретения. Значительно сократился цикл от выдвижения новой идеи до ее коммерческого использования в новых продуктах, технологиях и производственных процессах. При этом Норвегия продолжает увеличивать государственное финансирование НИОКР – промышленные предприятия способны создавать новые методы и прорывные технологии только в случае долгосрочных обязательств государства в области исследований. Опыт Норвегии по передаче в научную и промышленную сферу страны новых технологий, используемых иностранными компаниями, и отчетов заслуживает внимания и применения в Казахстане, где большой сектор индустрии находится в руках иностранного капитала.

Деньги на науку – из одного кармана

Для системной поддержки науки и продвижения ее результатов в Казахстане планируется до конца 2015 года принять закон «О коммерциализации результатов научной и научно-технической деятельности». Принятие закона, вне всяких сомнений, позволит стимулировать бизнес на внедрение отечественных технологий и разработок, усилить роль офисов коммерциализации технологий, созданных в вузах и НИИ, развить сервисную инфраструктуру коммерциализации научно-техничес­кой деятельности.

Хотелось бы внести в будущий закон некоторые важные предложения. Фактором, осложняющим построение системы «наука – производство – рынок», является отсутствие в Казахстане управляющего органа, координирующего формирование и реализацию всех научно-техничес­ких программ и проектов, интегрирующего деятельность научной и инновационной сфер на основе централизации финансирования. Подобная ситуация наблюдается во всех бывших республиках СССР, кроме Республики Беларусь, где эти функции осуществляет Государственный комитет по науке и технологиям. «В машине имеется руль. В стране должны осуществляться координация усилий, ресурсов, анализ полученных результатов и выработка на этой основе управленческих воздействий», – так выразили необходимость в едином центре управления наукой, инновациями и внедрением авторы статьи «Мировая наука и будущее России» В. Иванов и Г. Малинецкий (www.saveras.ru/archives/6210, 15 января 2014 г.).
В некотором роде объединяющую функцию сегодня осуществляет АО «НЦНТИ», проводя государственную регистрацию НИОКР и НТП и их информационно-аналитическое сопровождение. НЦНТИ консолидирует информацию о выполняемых в Казахстане исследованиях, структуре их финансирования, обеспеченности научно-исследовательской и инновационной деятельности кадрами различной квалификации и полученных результатах (от пуб­ликаций до внедрения).

Однако информация, поступающая в АО «НЦНТИ» в ходе госрегистрации НИОКР, не охватывает полностью все научные исследования, проводимые в республике. Госрегис­трация регламентируется Законом РК «О науке», согласно которому ей подлежат в обязательном порядке НТП и НИОКР, выполняемые только за счет госбюджета. То, что выполняется за счет собственных средств организаций-исполнителей, регистрируется на добровольной основе, хотя эта доля в финансировании научных исследований и разработок ежегодно увеличивается и в 2014 году достигла 52%. Организации, выполняющие НИОКР в инициативном порядке за счет внебюджетных средств, не всегда представляют отчеты по завершению исследований. Из зарегистрированных в НЦНТИ в 2009–2014 годах 1 225 инициативных НИР, осуществленных вузами, почти половина отчетов на госрегистрацию не представлена. Не регистрируются проекты и отчеты по ним, выполняемые на средства международных фондов в рамках международного сотрудничества.

Неоднократные предложения АО «НЦНТИ» о необходимости госрегистрации всех НИОКР, вне зависимости от ведомственной принадлежности и формы собственности организации-исполнителя, и о включении этого пункта в Закон РК «О науке» не были приняты. Было бы целесообразно подумать о том, чтобы эти моменты были использованы в новом законе.

До недавнего времени НЦНТИ испытывал затруднения с получением информации о всех НТП, утвержденных к финансированию на текущий год, несмотря на регулярные письменные обращения в МОН о необходимости предоставления перечней утвержденных к бюджетному финансированию научно-техничес­ких программ. В текущем году такой перечень, наконец, получен. Но в государственный реестр программ, охватываемых информационно-аналитическим сопровождением и мониторингом результативности, целесообразно также включать государственные и социальные программы, содержащие научную часть.

Полнота государственной регис­трации всех НИОКР, вне зависимости от формы собственности организации-исполнителя, и внесение соответствующих поправок в действующее законодательство повысят эффективность контроля над использованием финансовых средств, выделяемых на науку.

Подводя итог, подчеркну, что не все проблемы финансирования отечественной науки на сегодня устранены. Сегодня важно найти оптимальное соотношение между существующими формами финансирования и таким образом повысить эффективность использования средств государственного бюджета, отпускаемых на научно-исследовательские и опытно-конструкторские проекты. А кроме того, выстроить такую систему управления наукой, которая усилила бы кооперацию между наукой и экономикой, создав между ними реальную потребность друг в друге, создав условия для того, чтобы две эти отрасли вместе решали одни задачи.

Автор: Адил ИБРАЕВ, президент АО «Национальный центр научно-технической информации»